tanjand (tanjand) wrote,
tanjand
tanjand

Categories:

Была ли Каррингтон сумасшедшей?

333.JPG


Смотреть картины Леонор Каррингтон — значит поймать час могущества ведьмы, и увидеть ее ритуалы – когда правила реальности переворачиваются жутко и захватывающе: люди превращаются в птиц или зверей; и какие-то призрачные фигуры мерцая и почти растворяясь, плавают в воздухе.



6.JPG


И мы не просто свидетели этой магии, мы становимся ее соучастниками. Нам предложили место за церемониальным столом - рядом с собаками, детьми, минотавром и фантастическим, почти водоподобным существом - в работе 1953 года «А потом мы увидели дочь минотавра»!

Таинственные стеклянные шары тянутся за скатертью, влекомые собственной силой. Справа от стола что-то не совсем человеческое танцует перед нами.

Неудивительно, что Эдвард Джеймс, друг и покровитель Кэррингтон, однажды назвал ее работу «вареной», а не нарисованной.


Сюрреализм Кэррингтон восходит к ее формирующим годам. Еще маленьким ребенком, она видела призраков и перед ее глазами появлялись животные - дикая черепаха, лошадь или кошка «рыскали» по комнате.

Конечно же, ее эксцентричность беспокоила буржуазную британскую семью, отсутствие фантазии предполагает, что человек не может видеть ничего за пределами ощутимого.


Родись она в другое время, возможно, была религиозным мистиком, но, она была всего лишь молодой женщиной в 1930-х годах в Европе.Но видения поглощали ее воображение и призывали к действиям.

И Каррингтон стала сюрреалисткой. Она, кстати, всегда отрицала свою принадлежность к сюрреализму, но кто ее сегодня спрашивает? Она влилась в это движение.


В 1936 году, изучая искусство в Лондоне, 19-летняя художница влюбился в Макса Эрнста.
Вместе они переехали в Париж, чтобы рисовать, пить и время от времени вступать в ссоры с разъяренной (по понятным причинам) женой Эрнста, французской художницей Мари-Берт Ауренш.



Снимок111.jpg


Внутренний бестиарий

В 1938 году Каррингтон завершила свой "Автопортрет", простое описание того, что она назвала «внутренним бестиарием». Она сидит на стуле в комнате, ее буйные, дикие кудри притягивают взгляд зрителя. «…Кудри и очи темнее ночи».

Рука тянется к гиене, которая отвечает тем же жестом. Глаза гиены голубые, миндалевидные, как будто в них что-то почти человеческое. Гиена, самый дикий из диких животных - грубо, некрасиво, маниакально смеющийся, - была одной из самых любимых образов Каррингтон.


44.JPG


Вторая мировая принесла ей тяжелую психическую травму.

Эрнст, который был немцем, был арестован французскими властями и отправлен в лагерь для интернированных в 1939 году (а затем снова в 1940 году).

Это насильственное разделение, в сочетании с окружающей угрозой войны, привело к ухудшению психического здоровья Каррингтон, и в итоге она попала в психиатрическую больницу Сантандер в Испании.

Опыт эмоциональных страданий, болезненного медицинского лечения и принудительного заключения сильно повлиял на нее, и она однажды заметила, что «я внезапно осознала, что я смертная, и что меня можно уничтожить».


3.JPG


Потом ее милая семейка организовала ей пребывание в другом психиатрическом учреждении в Южной Африке - предположительно, на длительный срок – и тогда  Каррингтон разработала план побега, заручившись помощью мексиканского дипломата, с которым она познакомилась через Пабло Пикассо.

Каррингтон и дипломат быстро поженились в Лиссабоне и это обеспечило им беспрепятственное путешествие на корабле в Мексику.

Мексика для нее оказалась благословенным райским местом – страной, в которой она осталась навсегда.
Каррингтон, наконец-то, смогла свободно изучить свой «внутренний бестиарий» -  зверинец животных - гиен, лошадей, гусей, ворон и ящериц, не боясь быть объявленной сумасшедшей.


1.JPG


Леонора Каррингтон
Пастораль, 1950


В «Пасторале» (1950) летний пикник превращается в пищевой ритуал: химера-ёжик-человек держит мертвую птицу за шею, а лежащая, андрогинная обнаженная фигура смотрит на него.

Рядом сидят две другие фигуры, склоняющиеся навстречу друг другу - один человек, другой, возможно, нет - как будто он на полпути физического преобразования. Становятся ли они людьми или животными, или и то, и другое одновременно?


Картина напоминает аллегорические пейзажи Северного Ренессанса, воплощенные в мрачном разврате Сада Земных Наслаждений Босха. . Но вечеринка в саду Каррингтон отвергает морализаторскую сатиру в пользу более счастливой общины.


То, что эта работа касается еды, не случайно; Каррингтон считала приготовление пищи актом алхимической трансформации. Она посвятила часы своего времени приготовлению сложных и абсолютно несъедобных рецептов, таких как заяц, фаршированный устрицами, или блины с человеческими волосами.
Ленор часто подавала такие блюда на сложных вечеринках, к одновременному восторгу и отвращению своих друзей.

4.JPG


12.JPG

Каррингтон умерла в 2011 году.
2.JPG


На протяжении всей своей жизни она отказывалась объяснять свою работу - в конце концов, логика мешает видеть - и ей не нравились любые попытки навязать порядок языка на ее картины).
Видя за пределами видимого мира, за пределами рационального или понятного, Каррингтон оставляет нас только с абстрактными терминами, с «магией». Но, возможно, магия — это тот миг, когда искусство «приходит откуда-то еще».



9.JPG

Снимок.JPG



Tags: сюрреализм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments