tanjand (tanjand) wrote,
tanjand
tanjand

Category:

Жизнь на волне, или как рыбак стал художником



Craske (1881-1943) является одним из величайших народных художников Великобритании, но по-прежнему в значительной степени неизвестен, особенно у нас.
John Craske был рыбаком из семьи рыбаков, и море было у Джона в крови, он чувствовал себя там как дома, и когда оно было спокойно и дышало, как огромный спящий зверь, и когда оно было диким, а его жизнь висела на волоске.





Он родился в 1881 году, в городе Шерингем на севере Норфолка, и он умер в 1943 году в больнице Норвич.
Дед научил его отбивать чечетку на деревянном сундуке, когда ему было 9 лет, и Джон лихо ее отплясывал  для дам и их клиентов в публичном доме. Но его танцевальная карьера кончилась в этот, же год – мать отправила его работать в исландские воды – пора было становиться рыбаком, как, впрочем, большинству его сверстников с побережья.




Рыбная промышленность уже была там в упадке. Туристы приезжали сюда, чтобы насладиться воздухом. Они фотографировали рыбаков, которые выглядели как дикари  в своих лодках: высокие шапки, старые свитеры, тяжелые сапоги до бедер с металлическими зажимами и взгляд сурового охотника.




Craske никогда не был сильным. В 1917 году он сделал третью попытку поступить на службу, и его приняли, потому что тогда принимали  практически всех, но случилось что-то с его психикой - Джон забыл свое имя и собрался идти домой. Он был диагностирован как невротик.





Его жена, Лора, забрала Craske, сказав, что будет заботиться о нем. И она так и сделала. Он провел три года, в течение которых дрейфовал в странном сне, хотя и мог вставать, чтобы поесть. Это была невротическая депрессия. Врач посоветовал Craske жить на берегу моря, потому что "только море может спасти его".





После совета врача, Джон и Лаура арендовали коттедж недалеко от устья Блэкени. Они одолжили лодку и всякий раз, когда погода была хорошая, выходили в море, дрейфуя в безопасных пределах устья.





Craske стало немного лучше, и однажды он сказал Лауре, что хочет написать картину на крышке старого ящика с приманками. Джон ее написал. Красные паруса люгеров, резко кренясь во время шторма, можно почти услышать рев ветра и грохот волн.





Он начал рисовать на всем, что мог найти: на картоне и коричневой оберточной бумаге, каминах и дверях, кувшинах и чашках. Это было еще одно волшебство моря в поселке Hemsby - он стал творить. ​​

Однажды его картина попала Дороти Уоррен, которая владела Новой Галереей в Maddox Street в Лондоне, и она разыскала Craske.

Позже, когда Джон был слишком болен, чтобы стоять и рисовать, он занялся вышивкой, которую мог сделать, лежа в постели. Он, кстати, был более деловым, чем его жена, продавшая за бесценок его живописные работы и продавал фрагменты и небольшие вышивки вполне сносно.






Craske объяснял, что некоторые из его идей пришли из памяти, и некоторые из воображения, часто он вдохновлялся, когда друзья рассказывали ему кораблекрушениях или о счастливых спасениях.









По радио в 1940 году, он услышал, как разворачивалась эвакуация Дюнкерка и это вдохновила его на самую амбициозную вышивку: своего рода современной гобелен Байе, 13 футов длиной, в ней художник рассказал историю спасенных людей. Он работал над гобеленом до своей смерти, и маленький участок неба остался незавершенным.




Портрет Джона Craske

Сейчас о нем пишут книги и ставят фильмы, музеи гордятся его работами, а ведь когда-то его жена считала, что стыдно просить у людей деньги за его творения, и продала Дороти Уоррен все картины своего мужа за 20 фунтов стерлингов - это было эквивалентно £ 5 .


Tags: английские художники
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments