Все интересное в искусстве и не только.


Previous Entry Share Next Entry

Стимпанк как пророчество. Альбер Робида




Больше, чем 100 лет фантасты воображали, придумывали, видели во снах и рисовали прогресс. Научно технический. Сегодня фантасты описывают Апокалипсис, мутации, генетические изменения и прочие катастрофы. Что, фантазия на тему прогресса исчерпалась? И что из придуманного сбылось? Давайте посмотрим. Стоит начать с Альбера Робида, он был весёлый человек и его романы и иллюстрации во многом оказались пророческими. Например, он придумал мировую войну. Но придумал ли? Или предвидел?




Альбер Робида родился в Компьене на юге Франции в 1848 года. И уже в начальной школе стал делать молниеносные шаржи.
Причем почти всегда по памяти.
Весть о таких способностях вскоре разнеслась по всей школе.
Дело кончилось тем, что однажды Альбера вызвали к директору школы. Когда юный художник, готовясь к худшему, вошел в кабинет, директор спросил, нет ли у Робиды шаржа и на него. Альбер, конечно, сказал, что нет. Директор пристально на него посмотрел и сказал, что не будет возражать, если Робида нарисует и его.





«Когда вы вырастете и станете знаменитым, я буду показывать этот рисунок своим внукам, друзьям и домочадцам, – объяснил свою просьбу директор. – А пока хочу задобрить вас вот этими красками…»






Директор оказался прав: именно способности к рисованию помогли Альберу получить известность, пробиться к успеху. Однако его отец, по профессии нотариус, относился к занятиям сына с большим скепсисом. И пристроил сына к себе в контору: пусть, дескать, приучается к действительно полезному занятию.






Но Альберу сидеть в конторе было смертельно скучно. И он, сидя за столом, на черновиках документов рисует человечков с большими головами. «Это гомонкулы – искусственно рожденные существа», – говорит он окружающим. Над юным художником и его выдумкой лишь посмеялись. Никто ведь тогда не знал, что 6 июля 1978 года родится Луиза Браун – первый ребенок, получившийся в результате искусственного оплодотворения яйцеклетки.




Однако вернемся к юности Альбера Робиды. Он все-таки уговорил отца отпустить его Париж учиться рисованию. Он снял самую дешевую комнатку на Монмартре и с головой ушел в любимое занятие.





Поначалу дела шли не очень хорошо. Случалось, что Робида жил и впроголодь, перебиваясь тем, что продавал свои рисунки на улице случайным прохожим. Предлагает он свои рисунки и иллюстрированным изданиям и в конце концов добивается первого признания.




В 1866 году восемнадцатилетний Альбер начал работать карикатуристом в юмористическом издании «Журналь амюзан» («Занимательная газета»). А спустя 5 лет он стал членом редколлегии роскошного журнала «Ви паризьен» («Парижская жизнь»), стал также стал сотрудничать с Венским сатирическим журналом «Фло» («Блоха»). Печатал его рисунки и журнал «Филипон», где работали всемирно известный карикатурист Домье и не менее знаменитый книжный иллюстратор Гюстав Доре.




Парижские журналы стали посылать Робиду в самые отдаленные уголки Франции, получая от него путевые зарисовки, карикатуры и юмористические описания своих приключений. С большим зонтом для защиты от жарких солнечных лучей или дождя, этюдником и походным солдатским ранцем он прошел пешком почти всю Францию. Зарисовал Нормандию, описал Бретань, Прованс, и побывал даже в Германии – в Тюрингии.






Заодно Робида записывал местные предания, анекдоты, народные песни, шутки и рисовал, рисовал без устали. Однажды он стал свидетелем разговора группы французских рабочих, занятых на строительстве новой железной дороги.




Они, примостившись на шпалах, собрались перекусить. Один из них, указав на стоящий поодаль локомотив с длинной дымящейся трубой, сказал:
– Раньше двигателем человечества были мускулы, а теперь будет пар!
Это замечание Альбер графически выразил так: закованный в доспехи рыцарь с длинным копьем, на сильном и красивом коне, все же пятится от надвигающегося на него паровоза – символа эпохи пара!









Лишь после двух мировых войн планета, немного пришедшая себя от пережитого, вспоминает о человеке, который еще задолго до произошедших событий предупреждал о многих насущных проблемах ХХ века.





Он знал, что многие технические чудеса и сумасшедшие скорости могут смертельно надоесть. «Лихорадочно-спешное существование среди загрязненных дымом чудовищных заводов и фабрик заставит человека бежать от всего созданного им в поисках тишины и глотка чистого воздуха, – писал Робида.
И добавлял: – Каким изумительным зрелищем для наших потомков станет живая лошадь – зрелище совершенно новое и полное величайшего интереса для людей, привыкших летать по воздуху!»







Так писал Альбер Робида сто с лишним лет назад в книге «Электрическая жизнь». Попутно назовем некоторые другие его книги: «Война в XX веке» (в Первую мировую у него погибнут оба сына), «Париж на перекрестке столетий» (история Парижа в рисунках), «Путешествия в страну колбасников» (сатира на германский милитаризм), «Часы минувших веков» (1899 г., о последствиях ядерной войны).





Последний научно-фантастический роман был переведен на русский язык и вышел в России в 1904 году. В нем он описал события, которые, по мнению Альбера Робида, ожидают человечество из-за противостояний государств больших и малых и из-за стремления одних к обогащению за счет других.

В XX веке многие технические изобретения, включая «бомбу величиной с горошину, способную разрушить город», сделают некоторых политиков крайне жестокими, что неминуемо приведет к «великому бедствию» и «великому ужасу».



Далее Робида описывает человечество, которое, наконец опомнившись от «великого ужаса», пытается вновь объединиться и создает «Великий совет предохранения от ошибок прошлого без политиков» и принимает новое летоисчисление.



«Род человеческий, – пишет он, – уцелевший и не погибший, по крайней мере, полностью наконец-то облагоразумился. Человек вышел из Великого бедствия и стал шествовать по бороздам, проведенными его предками».




Он любил изображать классические, чугунные, Викторианские фермы, которые в последствии стали отличительной чертой архитектурного дизайна стимпанка.  Неспроста в последствии известные иллюстраторы вдохновлялись работами Рабиды, даже не стал исключением и Хаяо Миядзаки, который и не скрывал никогда, что на его творчество очень сильно повлиял Альбер Робида.




Самое интересное, что большинство элементов, заданных Рабидой не претерпели изменений с того времени, можно сказать что именно он задал тон и эти темы продолжаются держатся из года в год.













…Альбер Робида прожил долгую жизнь. Ему суждено было увидеть Первую мировую войну и применение иприта против французов, что когда-то он описал в фантастическом романе. Увидел он и города, разрушенные бомбами, сброшенными с дирижаблей и самолетов, и осуществление многих других собственных пророчеств.

Единственное, что он не мог предположить, – это то, что два его сына погибнут в мясорубке когда-то описанной им мировой войны.






Сказочник и прорицатель умер в 1926 году, в возрасте 78 лет, в своем доме в Невилле, сидя за рабочим столом. Ему поставлен скромный памятник, и его вспоминают, когда вновь открывают его книги со смешными и забавными рисунками, изображающие женщин, одетых по-мужски, войну на рельсах бронированных локомотивов, сражения в воздухе «воздушных кораблей и кабриолетов», «театральные спектакли и телегазеты на дому по телефоноскопу», магазины с звуковыми записями, рождение людей из пробирки и многое другое, «невероятно фантастическое», но весьма пророческое.

















использованные материалы:

отсюда

сайт



Recent Posts from This Journal


Buy for 110 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1

Стимпанк как пророчество. Альбер Робида

livejournal December 10th, 2016
Пользователь den_miller сослался на вашу запись в своей записи «Стимпанк как пророчество. Альбер Робида» в контексте: [...] Оригинал взят у в Стимпанк как пророчество. Альбер Робида [...]

1oldcow December 10th, 2016
Ё, да он крут! Осталось дождаться "Великого совета.." и всё будет хорошо

ugputl December 10th, 2016
Отчасти похоже на ООН, так, как она задумывалась.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account